Что отличает качественные психологические услуги от некачественных (Часть 2)

30.07.13

Продолжение. Начало в предыдущем посте.

Психолог признается, что он сам никогда не ходил на личную психотерапию. Получение клиентского опыта является важной частью обучения психотерапевта. Без прохождения личной психотерапии человек, оказывающий психологическую помощь, не может считаться профессиональным психотерапевтом.

Психотерапевт не готов принимать обратную связь о своей работе и не признает своих ошибок. Конечно, ситуации бывают разные. Вам как клиенту может показаться какой-то психотерапевтический ход ошибкой, когда объективно он ошибкой являться не будет. Тем не менее, даже в этом случае психолог должен быть готов хотя бы обсудить возникшую ситуацию, поделиться своим видением произошедшего, выразить свое стремление прийти к каким-то договоренностям. Но если вы видите, что психолог болезненно или агрессивно реагирует на вашу критику и не дает вам откровенно рассказать о том, что вам не нравится в работе, есть повод насторожиться. На профессиональном психотерапевтическом сленге это называется личной «непроработанностью» психолога. В такой ситуации специалисту рекомендуется срочно возобновить прохождение личной психотерапии и поработать над своим личностным развитием. Ведь не случайно говорят, что психолог «работает своей личностью».

Психотерапевт всецело сосредотачивается на диагностике и не стремится помочь вам изменить себя и свою жизнь. Конечно, представители различных психотерапевтических школ будут уделять разное внимание вопросам «что?», «почему?» и «как?». Так, например, психоаналитик будет главным образом интересоваться причинами возникновения проблем, представитель психотерапии, ориентированной на решение – поиском выхода из возникшей ситуации, психотерапевт гуманистической школы — созданием условий для восстановления целостности личности клиента, и т.п. В то же время, ваш интерес как клиента – получить результат, тот результат, о котором вы договаривались при заключении контракта, и если он заключался не только в самопознании, но и в изменении, ответственность психолога – придерживаться этой цели.

Психотерапевт очень много говорит.

Психотерапевт только слушает и совсем ничего не говорит.

Психолог говорит с вами на психологизированном «птичьем» языке, и вы почти ничего не понимаете.

Психотерапевт разбирает с вами только ваши мысли, и совсем не уделяет внимания чувствам и телесным ощущениям.

Психолог ведет себя так, будто он обладает вселенской мудростью и у него есть ответы на все вопросы. Он только и делает, что объясняет вам, как в вашем случае надо себя вести и что делать. Психотерапевт не имеет права брать ответственность за вашу жизнь и настаивать на своем видении ситуации и своих решениях ваших проблем. Если психолог начинает предложение со слов «вам надо…» или «вы должны…» — это показатель его непрофессионализма.

Психолог поддерживает вашу зависимость от психотерапии и не работает на то, чтобы вы могли удовлетворить все ваши потребности, в том числе эмоциональные, вне психотерапевтических сессий. Он «кормит вас рыбой, но не помогает вам самому научиться ловить рыбу».

Психолог стремится удержать вас в терапии помимо вашей воли, запугивая вас или навязывая вам свою помощь. Здесь грань довольно тонкая – с одной стороны, психолог не должен бросать своего клиента, а с другой – не имеет права настаивать на продолжении терапии. Если клиент «пропал» после болезни, например, или после отпуска, психологу следует напомнить ему о том, что совместная работа, намеченная при составлении контракта, еще не окончена. Так, некоторые психологи придерживаются «правила одного смс». Когда клиент получает смс с приглашением продолжить работу, у него есть выбор либо вернуться в психотерапию, либо отложить ее на неопределенный срок, либо вовсе попрощаться с психологом. Если психолог получает отказ, он не должен больше проявлять инициативу, даже если понимает, что такое решение клиента – следствие его неосознанного «сопротивления» психотерапии.

Психолог убежден в том, что только одна психотерапевтическая школа – та, которой он придерживается – эффективна, и высмеивает остальные психотерапевтические подходы.

Психотерапевт часто с вами спорит и вступает в конфронтацию. Конфронтация в малых дозах бывает полезна для психотерапии. Это позволяет вывести клиента из зоны комфорта, добавляет энергии в терапевтическое пространство, дает возможность под новыми углами посмотреть на ситуацию. В то же время, регулярные споры и противостояния не могут не отразиться пагубно на качестве контакта психолога и клиента, а без контакта психотерапия невозможна.

Психотерапевт не помнит ваше имя, или не помнит, с какой проблемой вы пришли и над чем работали на предыдущих сессиях. Безусловно, память человеческая не безгранична, и невозможно запомнить все биографические детали клиентов и содержание сессий, особенно если у психолога обширная практика. Поэтому профессиональный психолог ведет записи проведенных сессий и регулярно ими пользуется, восстанавливая в памяти все, что необходимо для продолжения работы с конкретным клиентом.

Психотерапевт невнимательно вас слушает, отвлекается и не прилагает усилий, чтобы вас понять. Умение выслушать – это ключевой навык психотерапевта, и без интереса к личности клиента психологическая помощь не может быть качественной.

Психолог разговаривает по телефону во время сессий. В идеале, все телефоны (и у психолога, и у клиента) во время психологической консультации должны быть выключены. Конечно, могут быть форс-мажорные ситуации, когда надо принять неотложный звонок, но в таком случае стоит обговорить этот момент заранее.

Психолог обесценивает или игнорирует вашу религиозность, стремление к духовной жизни, не готов разговаривать на тему духовности.

Психолог пытается навязать вам свою религиозность, давит на вас, чтобы вы занимались духовной сферой так, как он считает правильным.

Психотерапевт не сопереживает вам, не проявляет эмпатии.

Психотерапевт сопереживает вам слишком сильно. Таким образом вы не получаете от него поддержки и еще острее чувствуете свою беспомощность и безнадежность ситуации. Более того, у вас появляется желание помочь психологу, потому что он не может справиться со своими собственными проблемами.

Несмотря на ваши просьбы остановиться психолог заставляет вас погрузиться в очень болезненные чувства или воспоминания. Как правило, для исцеления бывает необходимо снова встретиться со своими болезненными переживаниями, но это можно делать только тогда, когда вы к морально готовы к такому погружению в свой страх или боль. Если же психолог насильно, не соизмеряя ваши силы, пытается погрузить вас в болезненные темы, это может травмировать вас еще больше.

Психотерапевт избегает соприкасаться с любыми болезненными темами или тяжелыми чувствами и при малейшем намеке на такую «опасность» переводит разговор в другое русло.

Планируя применять те или иные психотерапевтические техники или упражнения, психолог не спрашивает у вас разрешения на это.

Психолог пытается помочь вам избавиться от какого-то нежелательного поведения, не пытаясь понять его причины.

Психотерапевт систематически не приходит на консультации, опаздывает или отменяет встречи.

Еще раз хочу отметить, что если вы замечаете какие-то из этих проявлений у вашего психолога, первое, с чего лучше всего начать – это рассказать ему самому о том, что вас настораживает. Если психолог открыт для негативной обратной связи и готов учиться, в том числе, у своего клиента, есть шанс, что вы договоритесь, и ваши психотерапевтические отношения перейдут на новый качественный уровень. Это, в свою очередь, поможет вам быстрее прийти к тому результату, ради которого вы ходите на психотерапию, а, может быть, и к чему-то большему.

психолог Елена Виноградова

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован.

Вы можете использовать HTML- теги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>